г.Саратов

Шибуми - это нечто тонкое, неуловимое - то, что таится под внешней, видимой сущностью вещей. Это понятие настолько точное, что не нуждается в объяснении. Понимание, более глубокое, чем знание. Красноречивое молчание, необъяснимое очарование, сдерженность без стыдливости, утонченная простота, выразительная краткость, спокойствие духа, которое далеко от пассивности, власть без подавления. Без господства.

- подводная охота

- кемпинг, домики, палатки

- рыбалка, лодки, егерь, инструктаж

Момент истины

Ловили мы с братом рыбу на Терешке в ста километрах от Саратова. Терешка река извилистая, ямы, перекаты, омуты, рельеф дна меняется каждый год, в общем интересно. Брат заядлый спиннингист, я - скорее поплавочник с нацеленностью на трофейную рыбу. Было у меня с собой килограмма полтора опарыша, взял, чтобы проверить одну мыслишку. Рыбалка в тот день дальше мелких окуньков не продвигалась, на уху мы наловили, пришла охота поэкспериментировать. На крутом берегу над омутом росло дерево, нависающее над водой. Залез я на дерево, соорудил кормушку (о конструкции как-нибудь потом, скажу только, что кормушка позволяет получать тоненькую струйку опарыша вперемешку с комбикормом в течении 3-4 часов без участия человека) и пошёл прогуляться вдоль реки. Через полчаса брат, который продолжал ловить на спиннинг на левом пологом берегу позвонил: приходи! Непонятка какая-то творится под деревом. Ещё на подходе к омуту заметил пятно ряби под деревом, которое время от времени вскипало всплесками от разлетающейся в разные стороны рыбы, как будто её кто-то атаковал снизу. Подошёл к дереву, залез, лёг вдоль ствола … действительно, картинка, открывшаяся внизу, была на редкость интересной... Под деревом, в том месте, куда падал опарыш, собралось изрядное количество верхоплавок, которые, забыв всякую осторожность, как стая пираний, набрасывались на падающую сверху добычу. Комбикорм, который высыпался из кормушки вместе с опарышем, ветерком относило подальше. Его поедала верхоплавка поменьше. А самые крупные экземпляры ждали, когда в воду упадёт добыча поинтересней, стоя очень плотной стайкой. Сверху она воспринималась как тёмное пятно с торчащими на поверхности плавниками. Но самое интересное началось потом, когда вдруг вся эта компания бросилась врассыпную без видимой причины. Только после третьего «шухера» я разглядел возмутителя спокойствия, мешала рябь от разлетающейся в разные стороны рыбёшки. Им оказался крупный по местным меркам голавль, где-то килограмма на полтора. Более длительное наблюдение показало, что он был не один и держался на глубине около метра. Вода в Терешке довольно мутная из за взвеси опоки, так что на глубине в один метр головля практически не видно. Он становился заметен только тогда, когда поднимался на поверхность. Причём по его поведению я понял, что он не охотился, скорее просто любопытствовал, хотя опарышей несколько штук съел. Полежав на стволе ещё несколько минут я обнаружил ещё одну хищницу, на сей раз это была щучка граммов на пятьсот. Эта атаковала и один раз вполне успешно. Понаблюдав ещё некоторое время, мы решили соорудить классический перетяг. Брат на пологом берегу со спиннингом, я - на крутом с удочкой, между нами леска с поводком. Поймать голавля удалось не сразу. Сначала я недооценил его наблюдательности и «засветился» на обрыве. Появляться на поверхности он просто перестал. Пришлось прорубить в высокой траве окно и удочку держать вдоль берега, а самому неподвижно лежать, высунув из травы только голову. Положение не самое удобное, но на что только не пойдёшь ради удовольствия поймать достойную рыбу. Опарыш оказался не лучшей насадкой в этой ситуации, так как попав в воду, он немедленно оказывался окружённым клубком верхоплавок и, очень скоро, прекращал своё существование. Пришлось ловить крупных кузнечиков. А они, как известно, хорошо летают. По ходу дела нашли способ сделать это без сачка, помог веник из полыни, которым мы их слегка «прихлопывали», предварительно отследив место посадки. Недостаток один: не всегда удаётся не помять кузнеца. Точнее - почти всегда в хлам, и очень редко удаётся добыть кузнеца живым и невредимым. На живого кузнеца поймали головля сразу же. Кузнецу пришло в голову полетать напоследок. Опуститься на воду ему не дали, голавль схватил его на подлёте. От неожиданности я чуть не забыл подсечь, а уж выводил брательник, я только леску в натяг стравливал, да старался сильно не светиться. Но как не старался, минут пятнадцать голавли на поверхности не появлялись. Покурили. Когда всплески возобновились насадили второго кузнеца и продолжили. Но на мертвого кузнеца поймать головля оказалось не так просто. Влёт он его брать не желал, пришлось стучать кузнецом о воду. Интерес это вызывало, но только до того момента, пока он его слышал, но не видел. Висящий на месте кузнец пугал головля, он разворачивался на 180 градусов сразу, как только замечал его. Попробовали пускать по течению, но и тут возникла проблемка. Направившись к плывущему по течению кузнецу, голавль немедленно разворачивался, как только леска, упавшая на воду, начинала тащить кузнеца за собой, даже если голавль уже раскрывал рот чтобы сожрать добычу. Такая осторожность меня сильно удивила, но и многое объяснила. Дело в том, что поймать приличного голавля на перетяг нам не удавалось никогда. Мелочь попадалась, а крупные экземпляры игнорировали эту снасть. Теперь всё встало на свои места. Чтобы продлить время неподвижного дрейфа кузнеца, пришлось удлинить поводок до 2.5 м. Результат не заставил себя ждать, и второй голавль занял место в садке рядом с первым. Очень быстро их стало трое, но тут опарыш в кормушке закончился, да и время подошло к обеду. В общем, рыбалка закончилась вполне успешно как в количественном, так и в качественном отношении. Наблюдения, которые я сделал в этот день, оказали очень большое влияние на мою дальнейшую рыбацкую судьбу и позволили заслужить прозвище «шамана» за успешную ловлю крупного головля. Да и испытание кормушки, которую я придумал зимой, прошли более чем успешно, это был момент истины и подведение итогов длительных наблюдений за рыбой. Впоследствии я внёс некоторые дополнения в ее конструкцию, в частности, заменил комбикорм на порошок из сухого опарыша. Доступ к любым объёмам опарыша у меня был последние лет двадцать, и он меня несколько лет неплохо кормил. Я наладил регулярную поставку упакованного опарыша, в рыболовные магазины. Потом, в поисках нового рынка сбыта, я попробовал опарыш сушить и, размолов его в пыль, готовить на его основе прикормку. Прикормка работала прекрасно, но хотелось испытать её в сравнении с другими прикормками на соревнованиях. Так я оказался среди саратовских спортсменов- поплавочников. И тут я, выросший на Волге, считавшийся среди своих друзей неплохим рыбаком, обнаружил что я – «чайник». Обидно, однако! Утешало только одно: моя прикормка оказалась не только конкурентоспособной, но и превосходящей многие, известные фирменные. Да и компания оказалась на редкость интересной. Знания, которые я приобрёл в этой среде, перевернули все мои представления о рыбалке, как о непредсказуемом виде спорта, который я и спортом то не считал, если уж быть до конца честным. Но приняв участие в соревнованиях, я изменил своё мнение. Случайные успехи в этом спорте бывают, как и везде, но группу призёров, зная состав участников, можно предсказать с вероятностью процентов 80. Первые же соревнования, в которых я принял участие, подтвердили мою догадку о том, что прикормка должна вызывать жёсткую конкуренцию среди рыбы, т.е. должна быть съедобной. По моим наблюдениям, звук кормящейся рыбьей стаи слышен на большом расстоянии, и это очень мощное конкурентное преимущество, позволяющее реализовать одно из главных правил спортсмена - утащи рыбу у соседа. Четвёртое место, которое я занял на городских соревнованиях, при ужасной технике ловли и примитивном оснащении, можно отнести только на счёт прикормки. Дальнейшие испытания кормушки позволили сделать ещё один вывод: если удалось собрать и удержать в одном месте стаю мелочи, появление там же крупной рыбы - это вопрос времени. А значит, задача организации удачной рыбалки наполовину решена. Осталось найти максимально эффективный способ поймать сконцентрированную в одном месте рыбу. Тут всё не так просто и однозначно как кажется на первый взгляд. Поскольку рыба находится на поверхности и испугать её проще простого, ловить её надо издалека. Самое простое, встать выше по течению и ловить в проводку, отсекая мелочь величиной насадки. А если место закоряжено? Перетяг был бы выходом, но только при наличии напарника. Если же напарника нет, проблему решает старая добрая резинка, правда применённая не под, а над водой. Если место ловли позволяет, конец резинки привязывают за выступающий над водой куст, если сделать это невозможно, я привязываю к пятилитровой канистре стоящей на якоре. Снасть позволяет ловить не только головля, но и жереха, окуня, чехонь, селёдку. Только мушки надо подобрать соответственные. Тут простор для творчества безграничный. Да и техник проводки множество. Прошлым летом было несколько случаев поимки жереха на оставленную без присмотра снасть. Мушка висела, едва касаясь воды, ветер её пошевеливал, жерех и купился. Многие могут сказать, прочитав всё это, что это каменный век и что ловить самодельными снастями при нынешнем развитии производства не современно. Очень даже может быть. Но сплошь и рядом соревнования между рыбаками превращаются в соревнования кошельков, а это, на мой взгляд, неправильно. И вообще, в наш век ширпотреба хочется уже и эксклюзива. Судя по обилию информации о самодельных снастях, не я один так думаю и поступаю. Возможно, это отголоски времён тотального дефицита на рыболовные снасти. Но вернёмся к кормушке, а то мы что-то отклонились от темы. Вместо опарыша можно использовать любую другую живность, лишь бы она шевелилась и падала в воду, да была бы привлекательной для рыбы. Расскажу, как я применял для этой цели жука «кузьку». Кто не знает – это жук вредитель на зерновых культурах размером с некрупную фасолину. Ловил я на платном пруду карпа. Пруд длинный, сверху похожий на сперматозоид: голова и длинный извилистый хвост-овраг с высокими 3-4 м от уреза воды стенками, закоряженный посередине невырубленными при заполнении пруда деревьями. Пруд популярный, народу много, карп ещё не подрос, не интересно. Пошёл прогуляться вдоль хвоста. День тихий, вода прозрачная, бинокль под руками. Сел на высоком берегу, наблюдаю. Проплыл карп, по пути буквально обсосав уходящие на дно ветки ивы. Что уж он там нашёл, не знаю, но то, что не пропустил ни одной ветки, про себя отметил, пригодится когда-нибудь. Через некоторое время я обратил внимание на круги под стоящими посредине деревьями, не всплески, а тихие круги от крупной рыбы. Солнце стояло напротив, вода бликовала так, что разглядеть кто там гуляет, не удавалось, пока не набежало облачко. Блики исчезли, и я разглядел медленно плавающего под деревьями головля, причём не одного. «Головли- то здесь откуда? Да ещё крупные! Пруд второй год как заселён». Однако, при более внимательном рассмотрении, понял, что это не голавль, а белый амур. Красные плавники отсутствовали. А по поведению, голавль и есть. Стал думать, как его оттуда достать. На дальний заброс на поплавок не получится, уж больно закоряжено. А рядом с прудом поле, кузьки чуть не на каждом колосе, набрал штук двести, поместил в пластиковую бутылку, прожёг сигаретой несколько отверстий, смотрю, как себя ведут. Вылезают, цепляясь друг за друга, но в воду, если повесить высоко, не падают, успевают взлететь. Пришлось повесить пониже. Падают. Белый амур ведёт себя как акула, описывает круги, но атаковать не торопится. Оно и понятно: кузька падает в воду не каждый день, объект незнакомый. Ага! Сожрал первого! Похоже понравилось. Второй! Третий! Распробовал! Я зашел в воду, привязал резинку к кусту, отрегулировал длину, чтобы можно было без проблем вывести рыбу на берег. Насадил кузьку, стараясь не повредить, отпустил осторожно резинку к кормушке, постучал по воде. Амур описывает круги, но брать не торопится. Начал стучать интенсивнее. Ушёл совсем. Не нравится! Ладно, попробуем по другому! Постучал, сделал паузу. Амур вернулся. Замер в полуметре от кузьки, разглядывает. Ну, давай! Не хочет. Попробовал легонько пошевелить. Взял! Подсекаю! Ура! Сработало! Теперь его как-то надо вынуть на берег. Высота обрыва метра четыре. Хорошо у соседа сачок оказался, да и сосед не сильно занят, помог. Соседа снасть заинтересовала, остался понаблюдать. Минут за сорок поймали ещё 11 штук. Все стандартного размера. Оно и понятно, одногодки. Я и раньше замечал, что когда рыба не одна, наживку берёт не так осторожно. Конкуренция! Подтянулись амуры с других участков. Тут уж вообще страх потеряли. Друг у друга насадку из под носа выхватывают, успевай тащи! Дело сделано, рыбы хватит. Сидим на берегу, наблюдаем. Ловить уже не хочется. Скучно! Насадил, подвёл к кормушке, подсёк, вывел, как в садке. Позвали другого соседа. Порадовались за человека. День удался. Интересно, а карпа можно так ловить? Много раз видел, как он утром гуляет по поверхности. Надо как-нибудь попробовать.

Байки старого боцмана


Смотреть все

Мечты сбываются


История эта произошла два года назад на моей турбазе и настолько меня поразила, что я решил её положить на бумагу. Она является ярчайшей...

Подробнее

Ловля рыбы на "палец" или как рождаются легенды


История эта произошла лет семь назад на берегу базы отдыха «Чардым-дубрава». Лето в тот год было жаркое, и мы с женой решили съездить на Волгу...

Подробнее

Полоз - рыболов


Полоз - это местная змея, которую часто принимают за гадюку. И совершенно напрасно. При всей внешней схожести, хотя если честно я их и сам не...

Подробнее